РАН: статус «все сложно»

Как отсутствие различных пунктов в ФЗ № 253, по мнению РАН, мешает научному лидерству России, каким должно быть научное руководство для институтов и исследований в стране в целом, как на РАН повлияют поправки в Конституцию, почему РАН не нравится быть госучреждением и каково будущее крупных грантовых конкурсов, читайте во второй части репортажа с Общего собрания РАН.

Когда средства не оправдывают цели

Может ли «буква закона» об организации всерьез мешать ее основной деятельности? Президент РАН Александр Сергеев определено считает, что может. На Общем собрании он подчеркнул фундаментальное противоречие в федеральном законе о РАН (или ФЗ № 253). Согласно принятым в 2018 году поправкам, к перечню ее целей и задач добавились проведение фундаментальных научных исследований (в том числе для оборонно-промышленного комплекса), прогнозирование основных направлений научного, научно-технологического и социально-экономического развития страны, научно-методическое руководство научной деятельностью, популяризация достижений науки и техники и организация разработки программы фундаментальных научных исследований в России.

Законодательно, отметил Александр Сергеев, РАН получила контроль над всей фундаментальной и поисковой научной деятельностью в стране. Однако в графе «виды деятельности» не хватает способов для реализации этих целей. Помимо ставшего притчей во языцех отсутствия там пункта «научные исследования» нет там ни прогнозирования, ни планирования (только «экспертиза», но это не то). Согласование решений об учреждении и ликвидации научных организаций, пропаганда науки, международное сотрудничество, подготовка докладов тоже входят в этот список, но этого недостаточно.

Как рассказал докладчик, содержание термина «научно-методическое руководство» в юридических документах не определено, но по сути включает в себя экспертизу проектов единой тематики, планов научных работ, программ развития институтов и университетов. «Неполнота видов деятельности сказывается на качестве выполнения задач, которые перед нами сейчас поставлены, — уверен президент РАН. — Мы неоднократно слышали в замечаниях, что деятельность РАН в основном связана с экспертизой, а не затрагивает реальные научные исследования. Как сдвинуть научно-методическое руководство ближе к реальному научному руководству, думают все без исключения члены Российской академии наук […]. Это не наши фантомные боли, это действительно нужно нашей стране», — отметил Сергеев.